Skip to content

Эмили Дикинсон Я в Доме не была сто лет

Эмили явно сознавала, какую тяжесть решилась она поднять. Она говорила о своем положении: Затворившись от ми- ра, Эмили просто подчинилась элементарному инстинкту самосохра- нения. Очевидно, чем непосредственней она общалась с людьми, тем острее ощущала она свою внутреннюю обособленность. Потому она стала избегать встреч даже с самыми ближайшими друзьями. Связь с миром поддерживалась лишь обширной перепиской. Одиночество Эмили Дикинсон име- ло характер не скрытый, а сокровенный.

Читать онлайн"Дорога в небо" автора Дикинсон Эмили - - Страница 1

Но верю - мне Билет туда - Заказанный - вручат. В юности Эмили с усердием училась в школе, носившей громкое название"Амхерстская академия". В те времена обучение молодых девиц было делом не столь уж частым и почти бессистемным.

Эмили Дикинсон ( - )" . Жива - не занят Пока дом мой, Где всё годится Лишь мне одной- Где моё имя Вам даст ответ - Что здесь моя дверь- .

Полян зелёный шар -- В круженьях бабочек, в нуде Пчелы -- замри, душа… Весь день -- замешивать в напев, Носимый ветерком, Брать солнце в плен своих колен, Любому бить поклон, А ночью -- росы нанизать В жемчужные колье… Такой красы - за кем признать? Не за принцессой, нет И даже смерть её -- лишь путь В рай запахов и грёз -- Там тихий привкус, пряность сна Там гибели каприз. В страну Всевышнего вселясь , День вспоминая свой, Трава - так мало знает дел… О, дай мне стать травой.

От Жизни боль сильней. Другая Смерти ипостась — Добро за гранью Дней. У Птицы есть инстинкт — в Югах — От Вьюг искать приют. Но наша Стая — не в бегах, Мы — остаёмся тут. Возница правит не спеша. Сложила я, смирясь, Досуг, Работу, всё - к ногам Учтивости ея.

Избранные переводы

Прежде всего -- об употреблении тире. Утверждалось, что тире для Дикинсон -- это более тонкий инструмент ритмического деления, дополнительное средство смысловой структуризации, просто универсальный заменитель всех остальных знаков препинания. Ситник Продолжение - в нижнем примечании Четыре дерева -- в пустынном месте -- Без всякого порядка, Или плана, или видимости смысла -- Растущих вместе. Солнце -- их по утрам приветствует -- Да ветерИ тень вздохнуть не смеет.

Каково же было мое удивление, когда я увидел оригинал.

Внешне Эмили Дикинсон не противопоставляла себя этой традиции и, в отличие .. Тогда окончится мой страх — Ужаснее, чем этот крах, Ведь не грозит ничто. Я дома не была Года и в дверь свою боюсь войти, чтобы Лицо.

Встала Радуга над грозой. Но напрасно заглядывает День В безответные глаза. Как небрежно спокойна Смерть! Медлящего архангела речь Одна разбудит ее. Все видеть — и ничего не выдать! Здравствуй — День очередной! Означь свой малый срок. Быть может — бой Решит твоя стрела! С землей — короткий расчет. Дважды я подаянья просила У господних ворот. Дважды ангелы с неба Возместили потерю мою. Снова я нищей стою.

Эмили ДИКИНСОН. Домашняя вечность. (Вступительная статья и переводы Светланы Чулковой).

-- , , , -- -- -- ," . -- --"" , , . -- -- -- . ! -- -- !"" !

Знакомство с биографией Эмили Дикинсон только усиливает удивление. не покидала стен своего дома!) не помешали появиться на свет одному из самых ярких явлений мировой поэзии. Лавиния. Именно она в последние годы жизни Эмили оберегала ее .. Из страха стать Королем».

Отец, Эдвард Дикинсон, был юристом и политиком, долгое время входил в палату представителей и сенат штата, был конгрессменом США. Эмили была средней из трёх детей: В доме в Амхерсте, где родилась Эмили Дикинсон, сейчас находится её мемориальный музей. Посещала начальную школу на Плезэнт-Стрит. В году начала одновременно с сестрой обучение в Академии Амхерста, которая только за два года до этого стала принимать девочек.

В академии провела семь лет, пропустив несколько семестров по болезни [6]. Изучала английский, латынь, литературу, историю, ботанику, геологию, психологию и арифметику. Многие знакомства, начатые в Академии, продолжились в течение всей жизни Дикинсон. Причины её ухода из семинарии неизвестны, после этого вернулась в семью родителей в Амхерст и всю оставшуюся жизнь прожила там, редко удаляясь от дома более чем на пять миль.

В апреле года двоюродная сестра Эмили, София Холланд, с которой она была в близких отношениях, умерла от тифа. Это оказало на Дикинсон серьёзное влияние, она стала столь меланхоличной, что родители отправили её в Бостон для восстановления. Позже она некоторое время проявляла интерес к религии и регулярно посещала церковь, но в году прекратила, так и не сделав формального заявления о своей вере. Несмотря на строгие пуританские нравы в семье, Дикинсон была знакома с современной литературой.

В частности, друг её семьи Бенджамин Франклин Ньютон познакомил её с поэзией, в частности, Вордсворта и Эмерсона.

Дикинсон, Эмили

Предки ее были фермерами. Жители Амхерста называли ее полоумной дочерью сквайера Дикинсона, почетного конгрессмена, юриста, казначея амхерстского колледжа. Отмечал, что она как-то назвала себя эмигранткой.

Эмили Дикинсон Emily Elizabeth Dickinson – «Я знаю — хрупок дом» «Свое . Сгорят печаль и страх — . Деяний счет, а не годов. Решает.

Две первых, где экспозиция, им чуть уступают Даже не скажу сразу почему — мне не хватает слова"этот" при Доме, несмотря на большую букву. Вопросы самой себе тоже могут звучать поестественней, возможно, книжное"но" там лишнее. Но Вы сами смотрите. А с третьей строфы мне очень понравилось:

Дикинсон Эмили - Стихи

Переводчик Аркадий Гаврилов, чья работа составила ядро этого сборника, отводит особое место в творчестве Дикинсон ее письмам. Это свойство не случайно, оно обосновано самим отношением Дикинсон к сочинению, к письменному высказыванию. Существует несколько характерных фактов биографии Дикинсон, которые упоминаются почти всякий раз, когда заходит речь о ее стихах: Из этих фактов тем не менее не следует делать как это часто происходит поспешных выводов: Дикинсон не была ни добровольной отшельницей, ни пленницей собственной внутренней скорби.

Вместо того чтобы искать изъяны в ее характере, достаточно рассмотреть логику ее текстов, чтобы эти факты сами встроились в общую картину Дикинсон как личности.

Мне кажется несомненным, что когда около года Эмили Дикинсон собралась писать самым Она закрылась от нас -- в своем доме; и даже в своем доме она закрылась: несколько старых друзей .. И час лишь длился страх.

Городок принадлежал пуританам, его единственной религиозной общиной являлась Конгрецианистская церковь. Семья Дикинсон была типичной пуританской семьей — традиционно благонравной и достаточно зажиточной. Отец, весьма уважаемый в городе человек, работал адвокатом. Одно время он даже представлял интересы штата в Конгрессе Эмили всю жизнь горячо любила его, и отец по-своему баловал дочь.

Мать девочки была женщиной сухой, строгой и фанатично религиозной. Отношения со старшей дочерью у нее не сложились. У Эмили были еще старший брат Остин в детстве он тайком таскал сестре разную, в том числе и запрещенную в доме, литературу и младшая сестра Лавиния — самые близкие по жизни люди. Богатый дедушка будущей поэтессы основал в году Амхерстский колледж, а ее отец был казначеем этого колледжа с по год.

Само собой разумеется, для получения образования Эмили отдали в семейное заведение. И дома, и в первом, и во втором учебных заведениях на главном месте стояли религиозное воспитание и домоводство. Так что молодые годы Эмили прошли под сильнейшим религиозным влиянием и в подготовке к исполнению супружеских обязанностей. С другой стороны, весь внутренний склад девушки не соответствовал характеру религиозной домохозяйки. Она так и не смогла стать убежденной верующей и не вошла ни в какую церковную общину.

Свидетельство бессмертия: Эмили Дикинсон (1830–1886)

Но главный — хотя иногда неудобный — ее собеседник — Бог. Приведем несколько стихотворений Дикинсон: Вот — утро после смерти. И в доме суета — Торжественней всех дел земных, Но в общем-то — проста: Да, в сердце подмести, Еще — прибрать любовь.

Итак, однажды неповторимость Эмили Дикинсон упала на меня подобно громоздкому предмету обихода. Ведь в Европе, как и в России, в х годах XIX века люди думали, что в Америке живут . Идут на конницу страха. .. Успокоилась только десять лет назад в своём собственном доме, а так всё.

В пантеоне литературных затворников вы все занимаете лишь второе место. Первое же принадлежит скромной поэтессе из Амхерста, штат Массачусетс, которая воплотила в жизнь образ автора-отшельника задолго до того, как вы, трое писателей, избегающих оказываться в центре внимания, появились на свет. Насколько же Эмили Дикинсон любила уединение? Настолько, что при виде приближающихся к ее дому незнакомцев бежала прочь с криками: Настолько, что друзья, проделавшие длинный путь, чтобы повидаться с ней, зачастую заставали ее не в настроении общаться.

Я приехал к тебе из самого Спрингфилда, так что немедленно спускайся! Почему Дикинсон находила в отшельничестве такое удовольствие? На подобные вопросы она обычно отвечала уклончиво, жестами изображая, как запирается в своей комнате, и давая понять, что вот такой поворот ключа — это и есть выражение максимальной свободы. Некоторые связывают ее бегство от мира с психологическими последствиями несчастной любви. Другие полагают, что таким образом она отреагировала на смерть ее пса Карло, который неизменно сопровождал Эмили во время прогулок по городу.

Может быть, она просто пыталась избежать церковных служб. Какова бы ни была причина, в году поэтесса открыто заявила: И она соблюдала этот обет до конца своей жизни.

My Inner Life with Asperger"s

Published on

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно достижима! Узнай как избавиться от страхов, нажми тут!